*

Jul. 2nd, 2009 12:45 pm
European Pond Terrapin; Emys orbicularis
Европейская болотная черепаха (Emys orbicularis)

В ботанических садах (я, правда, только в одном бывал) обычно есть участки, воссоздающие реальные климатические зоны или регионы: зона степей, Крым, Кавказ, Дальний Восток. Что-то подобное представляет из себя наша дача. Приблизительно половину занимает зона полупустынь: редкие невысокие быстро засыхающие бурьяны. Дальше идет лесостепь: под деревьями вырастают привычные крапива, чистотел и прочие растения умеренной наружности, которым не знаю названия. Ну и наконец, у самого края, какое-то болотное буйство: здоровенные мясистые изумрудные стебли; кажется, срежешь — и потечет вода.
праздный праздный летний киев все равно что пыльный среднеазиатский город это днем это еще ничего не поеду на выставку я там был три года назад ездил каждый день что-то рассматривал а все больше ждал сидя на ступеньках а в голосеево не был если матвей позовёт совсем по-другому все когда желтое вязкое солнце и были бы длинные тени если б не дома но оттого не менее праздно phenology matvey
Вчера только решил придумать пост о том, как невыносимо лето и как мне хочеться мерзнуть, сильно-сильно. Хочется выплыть на середину речки на лодке, а там ветер неслабый и просто сидеть сгорбившись. Или на буром осеннем берегу сесть на пенопластовый круг и ноги в дырявых кедах выставить к самой воде, а напротив рыбак в тулупе, который конечно же имеет полное право меня убить, поскольку для меня он сейчас не человек, а декорация. Или быстро шагать под дождем, и чтоб было страшно и уже даже безразлично, потому что спрятаться негде, а если и есть где, то там тоже будет холодно и с волос будет стекать по лицу вода.

А сегодня вот такое.
О том, что в эти дни стоит подумать о его пути, отметив в памяти каждый день особо, и может даже примерить его путь на себя, столько было сказано, что я не мог не воспринять этого всерьез, в конце концов, это лестно, тем более, если думаешь о нем, как о человеке. И сегодня я своей цельнолитой атеистической душой чувствую, будто именно сейчас в мире совершается что-то страшное, может и далекое, но касающееся каждого в мере огромной до неощутимости.
phenolog: (1)
Как они, в метро, догадываются, что жизнь мне покажется во сто раз горше, если я не услышу, здесь и сейчас, эти солнечные звуки, слегка расхлябанное фортепиано или игриво взвизгивающий саксофон, и (только если наклониться к металлической решетке, скрывающей неизвестной эпохи динамик) ненавязчивый (босса-нова) гитарный аккомпанемент? Так что я иду и слушаю музыку, наконец пьеса заканчивается, я замечаю, что давно уже вышел из метро. Я думаю обо всех динамиках мира, о том, что для каждых колонок написана только одна мелодия и нечасто удается угадать, какая именно.

- - -

А поезда на вокзале уже давно объявляют не тем голосом, может слишком четким и уверенным, и когда идешь около полуночи по переходу, он вдруг взрывается, кичится и грозит, а тот, другой лишь терпеливо напоминал тем, кто остается: не забывайте о дороге!

music walks
По крайней мере, цивилизация дала нам многоквартирные дома, за метаморфозами которых можно наблюдать ночью из своего окна. Это дарит удивительным чувством, будто рядом шуршат и копошатся сотни и тысячи чужих человеческих жизней, но каких же близких в своей неизвестности.
Полустанок "Рубежівський", собственно асфальтовая платформа с живописно заколоченной будкой - настоящее откровение для человека, вздумавшего зимой посетить малолюдный парк Нивки. Позади лесистые холмы, сбитые ступени и обширные, щедро присыпанные снегом, а под ним скользкие и блестящие, замерзшие лужи. Взору же открывается крутая горка с гаражами и уходящие вдаль рельсы. Полустертое расписание заметно расширяет границы обозримого мира. Человек мечтает, придти бы сюда на час раньше или на полтора часа позже, вскочить в случайную электричку, неважно в какую сторону, и вот уже за Ирпенем угадываются Прага и Вена, а за Дарницей - Забайкалье, влажные леса Дальнего Востока. Очень кстати начинает падать легкий снежок. Человек одну за одной зажигает спички и бросает их за перила. Каждая спичка слегка проваливается в снег, притворяясь, будто лежит там давно.

Тем временем человек идет дальше, вдоль рельс, по замерзшему ручейку, который был запружен в нескольких местах и образовал теперь вереницу небольших катков. Постепенно изъездженные санками до черноты горки сменяются заросшими склонами, ручеек ныряет под рельсы на другую сторону, и вся местность вместе с топающим навстречу дядькой в спецовке и распущенной ушанке приобретает совсем уж загородный железнодорожный вид. Вдалеке виднеется тоннель и человек лезет вверх по склону, огибает частные огородцы и выходит к трем многоэтажкам, глумливо названным улицей Украинской, а может Новоукраинской.

Утоптанная дорожка видимо ведет к цивилизации, а за поворотом - второй подарок за день! - встречает его черно-белый гордый тепловозик детской железной дороги. Дальше - редкий скверик с дорожками, скамейками, интеллигентного вида пенсионерами и их собачками. Человек некоторое время кружит по нему, будто боясь покинуть очерченное узкоколейкой пространство, но вскоре уже перебегает улицу, поближе к магазинам и жилым домам.

walks
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios